Израильская армия – самая «сетевая» в мире

Современная война всё больше зависит от того, у кого лучше сбора, обработки и обмена информацией между разными родами войск, подразделениями и боевыми машинами. Побеждает тот, кто может обработать огромную массу цифровых данных, и проделать это быстрее. Танк с огромной огневой мощью и тяжёлой бронёй никогда не справится с лёгкой машиной, вооружённой противотанковыми ракетами, если не получит информацию о ней раньше, чем экипаж этой машины. Но подразделения любых родов войск никогда не смогут быстро обеспечить себя необходимой информацией сами. Поэтому ЦАХАЛ – армия обороны Израиля – разрабатывает, а в какой-то мере уже применяет концепцию сетевого децентрализованного боя. На сегодняшний день ЦАХАЛ является самой «сетевой» армией в мире.

По словам источника, занимающего высокую должность в сухопутных войсках Израиля, уже сейчас почти все штабы, от боевых подразделений до Генштаба, входят в систему «Цаяд» — «Охотник». Полностью эта интеграция будет завершена в ближайшие год-два. После этого наступит следующий этап – интеграция в одну сеть всех систем вооружения, вплоть до отдельных боевых машин.

Израильская армия – самая «сетевая» в мире

Концепция «Сетевого контроля боя» подразумевает, что все командиры на уровне батальона и ниже воспринимают картину боя одинаково, и используют одну и ту же координатную сетку для топографии и целеуказания. И что ещё важнее, теперь информация не будет передаваться для обработки в вышестоящие штабы, а подразделения будут связываться друг с другом напрямую, как через Интернет, к которому подключены все участвующие в бою подразделения.

Необходимость в разработке такой системы особенно остро проявилась во время Второй Ливанской войны, когда многие подразделения попадали в сложные ситуации, потому, что не имели необходимой информации о противнике, но при этом данная информация уже имелась в каких-то других штабах – просто её не успевали сопоставлять и передавать.

В будущем этот «Интернет» будет очень высокоскоростным, и пропускать через себя огромные массы данных. Например, разведывательный беспилотник «А» замечает машину с противотанковыми ракетами. Система просчитывает степень угрозы, и выясняет, что она способна нанести потери идущему в этом направлении танковому взводу «В». Дальше делается выбор между атакой этой машины всё тем же танковым взводом «В», но в обход с другого направления, летящим поблизости, но ещё не видящим её вертолётом «С», и летящим несколько дальше, но с большей скоростью самолётом-штурмовиком «D». При выборе, скажем, в пользу вертолёта «С», он получает целеуказание, на полной скорости поворачивает в направлении этой противотанковой установки и открывает по ней огонь в ту же секунду, как она появится в пределах видимости, или даже раньше, если у него есть ракеты с загоризонтным наведением. Угроза устранена. Танковый взвод «В» продолжает наступление, не останавливаясь, и даже не снижая скорости. Или, скажем, не находящийся в пределах прямой видимости объект определяется как штаб достаточно высокого звена, просто по характеру активности в радиоэфире. Его точные координаты так же выясняются по радиоперехвату. Дальше делается выбор, кто лучше с ним справится – артиллерия или авиация – и по мгновенно переданному целеуказанию штаб уничтожается. А теперь представим всё это в массовых масштабах и при всеобщем охвате. Равный, или даже превосходящий по силам противник, не обладающий подобной системой будет просто сметён.

В штабе сухопутных войск Израиля поясняют, что все подразделения, участвующие в бою, включая приданные самолёты ВВС и корабли ВМС на приморском направлении, будут работать в едином информационном «облаке». Полностью отпадает необходимость передавать целеуказания и команды голосом – после выбора, кому именно передавать, достаточно будет нажать кнопку «Ввод». При этом «облако» будет иметь высокую степень зашифрованности передаваемых данных и защиты от электронных атак.

Сейчас эта система интеграции находится ещё в разработке. Главная  сложность, с которой сталкиваются специалисты – это слишком большое количество информации, выводимое на один дисплей, из-за чего офицеру бывает трудно найти информацию, наиболее важную именно для него.

Ещё одно направление разработки – возможность офицерам батальонной разведки напрямую связываться с аналитическими центрами военной разведки в Генштабе, и получать прямой доступ к обработанным аналитиками базам данных буквально за несколько секунд. Это позволит боевым подразделениям всегда хорошо знать, что из себя представляет находящийся перед ними противник.

Для лучшей интеграции возможностей сухопутных войск и авиации, каждый батальон планируют оснастить тактическими радарами с высокой точностью координат и непрерывным покрытием местности. Это позволит создать интегрированную в цифровом виде картину боя, одинаковую и для наземных войск, и для авиации, а значит, и передовая авианаводка будет производиться не людьми по радио, а путём объединения электронных «облаков» сухопутных подразделений и ВВС.

В будущем значение и эффективность подобных систем повысятся ещё больше, например, когда появятся беспилотники – не такие, как нынешние, а с характеристиками полноценного скоростного истребителя-бомбардировщика, способного заменить нынешние пилотируемые самолёты. Им целеуказание можно передать только в цифровом виде. Или когда в танковых подразделениях значительную часть огневой мощи составят машины с ракетами загоризонтного наведения, способные начинать бой и добиваться тактических преимуществ ещё до того, как танки сойдутся в пределах видимости друг друга. Опять же, целеуказание для загоризонтных ракет можно передать только в цифровом виде.

Всё это — будущее. Но и настоящее израильской армии тоже впечатляет. А теперь остановимся на распространённом возражении, что всё это ужасно дорого и недоступно для такой страны, как, скажем, Россия. Численность российской армии мирного времени – около 1 000 тыс.чел., военные расходы – 71 млрд.долл. Численность израильской армии мирного времени – 176 тыс.чел., военные расходы – 16 млрд.долл. Россия в среднем тратит на одного солдата 71 000 долл., а Израиль – 90 000 долл. Разница не такая уж большая.

О ходе разработки подобных систем в России в информации в открытых источниках гораздо меньше, чем о работах в Израиле, а та информация, что есть, больше похожа на досужие выдумки блогеров. Будем надеяться, что это связано с принятой в России большей степенью секретности, и в реальных разработках Россия от развитых стран не отстаёт.

, , загрузка...

Оставить Ответ

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*
*